20 июня 2009 г.

Архитектурная панорама Бреста, Беларусь

Древнее название Бреста — Берестье. Город впервые упоминается в «Повести временных лет» под 1019 годом. Жители города назывались берестяне. Название происходит, скорее всего, от слова «берест» (вид вяза) или от «береста» (наружный слой коры березы).
















Памятные монеты: "Брэст" ("Брест").
Серия: История и культура Беларуси.

Номинал - 1 рубль. Выпуск - 2005 год. Тираж - 2000 штук.
Диаметр - 33 мм. Масса -14.35 г. Качество - "пруф-лайк".

Металл: Медно–никелевый сплав.















Номинал - 20 рублей. Выпуск - 2005 год. Тираж - 2000 штук.
Диаметр - 33 мм. Масса - 33,63 г. Качество - "пруф".

Металл: серебро 925/1000 - 31.1 г. хим. чист. металла.

Аверс: в круге, обрамленном геометрическим орнаментом, – рельефное изображение Государственного герба Республики Беларусь, под ним указаны год чеканки (на серебряной – масса драгоценного металла в чистоте и проба сплава); по кругу надписи: в верхней части – "РЭСПУБЛІКА БЕЛАРУСЬ", в нижней – "ДВАЦЦАЦЬ РУБЛЁЎ" – на серебряной и "АД3ІН РУБЕЛЬ" – на медно–никелевой.

Реверс: в центре – рельефное изображение панорамы Бреста с гравюры XVII века, слева вверху – рельефное изображение герба г. Бреста; по кругу надписи: вверху – "БРЭСТ", внизу – "ГАРАДЫ БЕЛАРУСІ".

Дизайн: С.Заскевич (Беларусь)
Чеканка: РГП "Казахстанский монетный двор НБ РК", Усть–Каменогорск, Казахстан.

Панорама Бреста с гравюры Э. Дальберга

Э. Дальберг. Осада Берестья шведами в 1657 г.

Эрик Дальберг (1625-1703) - шведский военный инженер, художник-баталист. В Берестье Литовском он руководил работой группы картографов, был комиссаром шведского короля Карла Х Густава во время принятия решения о сдаче города. Гравюра Эрика Дальберга «Осада Бреста шведами в 1657 году» впервые была опубликована в книге немецкого историка, философа Самюэля Пуффендорфа «De rebus a Carolo Gustavo Sueciae rege gestis commentariorum libri VII», изданной в 1696 году в Нюрберге, второе издание книги увидело свет в первой четверти XVIII века. Снимки с гравюры Дальберга присутствуют практически во всех исторических трудах, посвященных Бресту. Она является первым по времени (по крайней мере, на сегодня известным) изображением старого Бреста, в тот его период, когда основная часть города располагалась на современном Центральном острове Брестской крепости. На гравюре изображена не только осада, а также план города того периода. XVII в. для Берестья стал временем военных потрясений, что связано с русско-польско-шведскими войнами. В 1656 г. под Берестьем появились шведы, но захватить город не смогли. Через год шведское войско вновь осаждает город - на этот раз успешно. Причиной тому была измена наемной немецкой пехоты. В условиях осады немцы «Брест сдали и сами остались у короля шведского, а осталось де их 1700 человек». Берестье было разграблено, многие здания сожжены.
Urbs et Castellum Brestzie Litewski à S.R.M. Suecix die.
На гравюре изображен план Бреста и проект строительства укреплений. (Эрик Дальберг: Его Королевское Величесво двинул назад к Семятичам. Мне же дал приказ возвратиться, составить план, а вдобавок рисунок, как надо наилучше укрепить крепость.)

Брестская крепость

Строительство крепости на месте центра старого города началось в 1833 году по проекту К. И. Оппермана; первоначально были воздвигнуты временные земляные укрепления, первый камень в основание крепости был заложен 1 июня 1836 г.; 26 апреля 1842 г. крепость была введена в строй. Крепость состояла из цитадели и трёх защищавших её укреплений, общей площадью 4 кв. км. и протяжённостью главной крепостной линии 6,4 км.

Цитадель, или Центральное укрепление, представляет собой две двухэтажные казармы 1,8 км в окружности, построенные из красного кирпича с 500 казематами, рассчитанными на 12 тысяч человек, и двухметровой толщины стенами; находится на острове, образованном Бугом и двумя рукавами Мухавца. С этим островом связаны подъёмными мостами ещё три искусственных острова, образованные Мухавцом и рвами. На них находятся укрепления: Кобринское (иначе Северное, самое большое), с 4 куртинами и вынесенными 3 равелинами и капонирами; Тереспольское, или Западное (ныне на территории Польши), с 4 вынесенными люнетами и Волынское, или Южное, с 2 куртинами и двумя вынесенными равелинами.

Крепость обнесена 10-метровым земляным валом с казематами в нём.

С 1864—1888 гг. крепость модернизировалась по проекту Э. И. Тотлебена и была обнесена кольцом фортов в 32 км в окружности. На территории крепости был построен Свято-Николаевский храм (арх. Д. И. Гримм, 1876).

Оборона Брестской крепости

С 22 июня до 20-х чисел июля 1941 года проходила героическая оборона Брестской крепости.

Брестская крепость была построена в XIX веке как часть системы укреплений, создававшихся на западных границах Российской империи. К моменту нападения Германии на Советский Союз она уже не могла выполнять серьезные оборонительные задачи и ее центральная часть в составе Цитадели и трех прилегающих главных укреплений использовалась для размещения пограничного отряда, частей прикрытия границы, войск НКВД, инженерных частей, госпиталя и вспомогательных подразделений. К моменту нападения в крепости находилось около 8 тысяч военнослужащих, до 300 семей командного состава, некоторое количество лиц, проходивших военные сборы, медицинский персонал и персонал хозяйственных служб - всего, по всей вероятности, более 10 тысяч человек.

П.А. Кривоногов - Защитники Брестской крепости. 1951 г.
Центральный музей Вооруженных Сил РФ, Москва

На рассвете 22 июня 1941 года крепость, в первую очередь казармы и жилые дома командного состава, были подвергнуты мощному артиллерийскому обстрелу, после чего укрепления были атакованы немецкими штурмовыми отрядами. Штурм крепости вели батальоны 45-й пехотной дивизии. По расчетам, штурм крепости должен был закончиться к 12 часам дня. Однако расчеты немецкого командования оказались неверными.

Несмотря на неожиданность, значительные потери и гибель большого количества командиров, личный состав гарнизона проявил мужество и неожиданное для немцев упорство. Положение защитников крепости было безнадежным. Покинуть крепость (по планам, в случае угрозы начала боевых действий войска должны были занять позиции за ее пределами) удалось лишь части личного состава, после чего крепость была полностью окружена. Пути отхода были отрезаны, и уже в первые дни крепость оказалась в глубоком немецком тылу. Тем не менее, защитники крепости оказывали яростное сопротивление. Им удалось уничтожить прорвавшиеся в центральную часть крепости (Цитадель) отряды и занять оборону в прочных оборонительных казармах, расположенных по периметру Цитадели, а также в различных постройках, развалинах, подвалах и казематах как в Цитадели, так и на территории прилегающих укреплений. Оборонявшихся возглавили командиры и политработники, в ряде случаев - принявшие на себя командование рядовые бойцы.

Холмские ворота Брестской крепости.
Довоенный снимок (фотография из книги С.С. Смирнова "Брестская крепость").

В течение 22 июня защитники крепости отразили 8 атак противника. Немецкие войска несли неожиданно высокие потери, поэтому к вечеру все прорвавшиеся на территорию крепости группы были отозваны, за внешними валами была создана блокадная линия, а военные действия начали приобретать характер осады. Утром 23 июня после артобстрела и воздушной бомбардировки противник продолжил попытки штурма. Бои в крепости приняли затяжной характер, которого немцы никак не ожидали. К вечеру 23 июня их потери составили более 300 человек только убитыми, что почти вдвое превышало потери 45-й пехотной дивизии за всю Польскую кампанию.

В последующие дни защитники крепости продолжали сопротивляться, игнорируя передаваемые через радиоустановки призывы к сдаче в плен. Тем не менее, их силы постепенно таяли. Немцы подтянули осадную артиллерию. Используя огнеметы, бочки с горючей смесью, мощные заряды взрывчатки, а по некоторым данным - отравляющие или удушающие газы, они постепенно подавляли очаги сопротивления. Оборонявшиеся испытывали нехватку боеприпасов и продовольствия. Водопровод был разрушен, а добраться до воды в обводных каналах было невозможно, т.к. немцы открывали огонь по каждому, кто появлялся в поле зрения.

Спустя несколько дней защитники крепости приняли решение, что находившиеся среди них женщины и дети должны выйти из крепости и сдаться на милость победителей. Тем не менее, некоторые женщины оставались в крепости до последних дней боевых действий. После 26 июня было совершено несколько попыток массового прорыва из осажденной крепости, однако пробиться смогли только отдельные малочисленные группы.

В 1920-30 годы церковь в Брестской крепости была перестроена под костел (фото времен немецкой оккупации)

К концу июня противнику удалось захватить большую часть крепости, 29 и 30 июня немцы предприняли непрерывный двухсуточный штурм крепости, чередуя атаки с артобстрелами и воздушными бомбардировками с использованием тяжелых авиабомб. Им удалось уничтожить и захватить в плен основные группы оборонявшихся в Цитадели и Восточном редуте Кобринского укрепления, после чего оборона крепости распалась на ряд отдельных очагов. Небольшая группа бойцов продолжала сражаться в Восточном редуте до 12 июля, и позже - в капонире за внешним валом укрепления. Возглавлявшие группу майор Гаврилов и заместитель политрука Г.Д. Деревянко будучи тяжело раненными были захвачены в плен 23 июля.

Отдельные защитники крепости, скрываясь в подвалах и казематах укреплений, продолжали свою личную войну вплоть до осени 1941 года, и их борьба овеяна легендами. Противнику не досталось ни одно из знамен воинских частей, сражавшихся в крепости.

Общие потери 45-й немецкой пехотной дивизии согласно дивизионному рапорту составили на 30 июня 1941 года 482 убитых, в том числе 48 офицеров, и свыше 1000 раненых. Согласно рапорту немецкие войска пленили 7000 тысяч человек, в число которых, по всей видимости, зачислены все, кто был захвачен в Kpeпости, в т.ч. гражданские лица и дети. В братской могиле на территории крепости захоронены останки 850 ее защитников.

Лубченков Ю.Н. "Сто великих сражений Второй мировой"

Цена Победы. Передача радиостанции Эхо Москвы от 15.05.2006.

Ведущие: Виталий Дымарский, Дмитрий Захаров. Гости: Иммануил Иоффе.

[...] В. ДЫМАРСКИЙ: Нашу тему мы объявляли заранее, она звучит коротко, но, по-моему, достаточно ясно: "Брестская крепость". А сегодня у нас в гостях, помимо нас, ведущих, хотя он у нас гость заочный, поскольку речь идет о минском, белорусском ученом, историке, профессоре Белорусского государственного педагогического университета имени Максима Танка, докторе исторических наук Иммунуиле Иоффе.
[...] из самого города Бреста пенсионер Сосницкий нам прислал такой вопрос: "Как вы относитесь к расследованиям писателя Смирнова о защитниках Брестской крепости?". Это историческая правда, документальная правда, на ваш взгляд?

Последние дни обороны крепости. Снимок из
немецкого журнала (из книги С.С. Смирнова "Брестская крепость").

И. ИОФФЕ (по тел.): Я считаю, что, конечно, большая заслуга Сергея Сергеевича Смирнова - во многом, конечно, правда. Фактически он открыл советскому народу Брест, тайны Бреста и вообще героизм Брестской крепости. И он на документальном материале, он смотрел и архивы, и военные, поработал неплохо, как говорится. Ну, воссоздал многие вещи. Именно благодаря ему, потом дали, например, Гаврилову Героя Советского Союза, многих наградили. В общем, он воссоздал правду. [...] он, конечно, очень много сделал, и заслуженно его вспоминают, он вообще, можно сказать, первый летописец истории Брестской крепости и заслуга его громадная. [...] тайны, многие неизвестные страницы он именно открыл.

[...] Д. ЗАХАРОВ: Иммануил Григорьевич, а что за загадка и что за тайны, которые скрываются?

И. ИОФФЕ (по тел.): Да, я могу пояснить. Вот, например, ни в одной энциклопедии, ни в одном справочном издании, изданном в Советском Союзе и в СНГ, я уже не говорю о западных изданиях, не говорится, что к началу войны Брест уже был фактически в руках немцев. Понимаете?

Д. ЗАХАРОВ: Каким образом?

И. ИОФФЕ (по тел.): Да, вот так, представьте себе. И в 7 часов утра наши оставили Брест. Вот передо мной книга, вышла она в 70-м году у нас, "О них молчали сводки". Автор - Александр Баровский. Он работал до войны заведующим оргинструкторским отделом облисполкома и был одним из руководителей потом антифашистского подполья. И в этой книге он пишет: "Из-за беспечности наших железнодорожных органов немецкое командование сумело перебросить из-за Буга эшелон с запломбированными вагонами на Брест-Западный. В них были вооруженные немецкие солдаты и офицеры, которые заняли станцию, оказавшись в тылу наших пограничников и воинских частей крепости". Это одно свидетельство. Недавно вышла книга, в прошлом году, кандидата исторических наук Гребенкиной, которая лет тридцать занимается историей Бреста, и вот она издала книгу "Брест непокоренный". И там приводятся такие вещи, которые тоже нигде не приводятся: "Враг тщательно готовился к войне. Имел в городе и районах разветвленную шпионскую сеть. За несколько суток до начала войны в городе появились подозрительные военные подразделения. Так, майор Климов вечером 21 июня остановил колонну машин с военными, проверил у впереди идущего документы, понял, что это были немцы, хотя по документам значилась передислокация одного из воинских подразделений Красной Армии. О своих выводах Сергей Григорьевич Климов доложил руководству. Майор Климов погиб в первые дни войны, защищая город Брест. <…> Еще до захвата города фашисты вывели из строя водопровод, электростанцию, телефонно-телеграфную сеть, им были известны фамилии и адреса не только руководящих партийных советских, комсомольских, хозяйственных работников, но и многих рядовых коммунистов, бывших членов коммунистической партии Западной Белоруссии. Враг знал все важнейшие объекты, промышленный потенциал Брестщины". И вот она пишет, что 22 июня в 9 часов утра фашисты захватили город, а в 14 часов карательные отряды ходили по имевшимся адресам, арестовывали коммунистов, советский комсомольский, хозяйственный актив, жителей еврейской национальности. [...]

А еще вот такой момент. Во-первых, в первую очередь возьмем такой момент - кто участвовал в штурме. Как оказалось, что вообще одна из крупнейших крепостей, фактически уже в первый день рано утром немцы оказались у стен крепости и даже захватили часть крепости? Вот это до сих пор загадка - почему это было, почему случилось?

[...] В. ДЫМАРСКИЙ: Ждали ведь направление главного удара в другом месте.

И. ИОФФЕ (по тел.): Да, да. Направление главного удара ждали на Украине, южнее. [...]

В. ДЫМАРСКИЙ: Иммануил Григорьевич, можно еще такой вопрос - вам, наверное, известна фамилия Сандалова.[...] Для наших слушателей я просто объясню, что Сандалов накануне войны был полковником, начальником штаба 4-й армии. И у него есть монография, где, в частности, он много пишет о Брестской крепости. Самое интересное, что эта монография была до 1988 года…

И. ИОФФЕ (по тел.): До 1989 года, 28 лет.

В. ДЫМАРСКИЙ: Она была секретная, под грифом "секретно". Вот его вывод, я не знаю, согласны вы с ним или нет, что Брестская крепость оказалась ловушкой, и в начале войны сыграла вообще-то роковую роль для войск 28-го стрелкового корпуса и всей 4-й армии. И, собственно говоря, трагедия Брестской крепости, помимо того, что те люди, которые там остались и действительно героически ее защищали, горстка людей оставалась, но массовая, что ли, трагедия Брестской крепости в том, когда начали из нее выводить вот это большое количество личного состава армейского, и которая попала под шквальный немецкий огонь и практически все были уничтожены. Вы согласны с той постановкой вопроса, что Брестская крепость оказалась ловушкой для наших войск?

Тереспольские ворота крепости накануне войны (фотография из книги С.С. Смирнова "Брестская крепость").

И. ИОФФЕ (по тел.): Да, да, я согласен. [...] Фактически надо было две дивизии выводить, несколько часов надо, чтобы вывести дивизии в нормальное время без войны.

В. ДЫМАРСКИЙ: Там, по-моему, речь шла примерно о 30 тысячах человек, которые нужно было вывести из Брестской крепости.

И. ИОФФЕ (по тел.): Ну, вообще, по большинству источников говорится, что вообще в этот момент начала войны где-то было 7,5-8 тысяч, и потом, когда вывели, когда утром прорвались, половина примерно вышла. Большинство источников так говорят.

Д. ЗАХАРОВ: Ну, 7-8 тысяч - это никак не две дивизии, это даже меньше штатного расписания одной.

[...] И. ИОФФЕ (по тел.): Значит, вы, скорее всего, правы. Я говорю, последнее время наши историки, наши источники дают, на самом деле было значительно больше.

В. ДЫМАРСКИЙ: Значительно больше. По данным, которые я видел, это почти 30 тысяч человек. [...] И эти почти 30 тысяч человек, которых пытались вывести, их просто вывели фактически на расстрел, под огонь немецкой артиллерии и не только артиллерии.

И. ИОФФЕ (по тел.): Да, да. И вот когда фактически еще решалось в Москве - стрелять, не стрелять, открывать огонь или не открывать в начале войны в первые часы, здесь уже были горы трупов. Здесь была трагедия. И он пишет, что "в результате неожиданно открытого фашистами артиллерийского огня и авиационных налетов застигнутые врасплох части гарнизона крепости понесли большие потери убитыми и ранеными, особенно большие потери имели части и подразделения, находившиеся в центральной части крепости". Вот, мы говорили о загадках и тайнах крепости…

Д. ЗАХАРОВ: Иммануил Григорьевич, а цифры потерь на тот момент существуют более или менее достоверные?

И. ИОФФЕ (по тел.): Достоверных цифр нету, цифры самые разнообразные, но точных я не нашел. [...] Я считаю, что эта цифра слишком ужасающая. Так, если смотреть, это был, с одной стороны, героизм, а с другой стороны - героический позор.

В. ДЫМАРСКИЙ: Здесь ведь есть еще один вопрос. Насколько известно, опять же, из современной исторической литературы, еще накануне начала войны многие военачальника ставили под сомнение вообще дислокацию этих двух стрелковых дивизий в этой мышеловке, в этой Брестской крепости. И многие чины военные на уровне майоров, полковников, начальников штабов, они ставили вопрос о том, чтобы вывести эти две дивизии из крепости. Разрешение они не получали. [...]

Д. ЗАХАРОВ: Ну, и потом, как бы события кампании французской показали, что попытки обороняться методами использования крепостей, они уже отжили свое. Ведь фактически же в первый день войны Брестская крепость была уже в тылу у немецких войск. И сколько там, по вашему мнению, осталось людей после того, как они ее обтекли, 45-я дивизия ее окружила, и основная масса немецких войск двинулась в глубь нашей территории, сколько там осталось людей? [...]

И. ИОФФЕ (по тел.): Около 3 тысяч. Ну, в начале, как говорится. Вот, давайте, первая тайна такая, загадка, что когда были образованы штабы, в конце концов считается три руководителя обороны - капитан Зубачев, полковой комиссар Фомин и майор Гаврилов. Никто не ставил задачу на оборону, задача была - вырваться из крепости. [...]

В. ДЫМАРСКИЙ: Иммануил Григорьевич, по свидетельствам некоторых немецких военачальников, они считают, что оборона Брестской крепости продлилась до 30 июня, то есть она неделю где-то держалась.

Д. ЗАХАРОВ: Ну, отдельные группы.

В. ДЫМАРСКИЙ: Скажите, а по вашим данным, по вашему мнению, по вашим оценкам, после того, как эти две дивизии вывели под шквальный огонь и там многие люди, то есть большинство, наверное, погибло, в самой Брестской крепости сколько оставалось ее защитников? Где-то, вы считаете, 3-3,5 тысячи?

И. ИОФФЕ (по тел.): Да, 3 тысячи.

В. ДЫМАРСКИЙ: Кому-то из них удалось все-таки вырваться из этой ловушки? [...]

И. ИОФФЕ (по тел.): Фактически тут сегодня трудно сказать, сколько спаслось, но спаслись десятки. Может быть, 70, 80. Короче, меньше ста.

Д. ЗАХАРОВ: То есть весь гарнизон был фактически потерян?

И. ИОФФЕ (по тел.): Да. И встает вопрос, почему капитан, и майор, и вот полковой командовали, хотя были генералы.

Д. ЗАХАРОВ: Почему?

И. ИОФФЕ (по тел.): Да. И вот, значит, ставится вопрос, что фактически когда генералы были, кто находился в это время в Бресте и рядом? Генерал-майор Попов, командир 28-го стрелкового корпуса в Бресте находились, дивизионный комиссар Шлыков, член военного совета 4-й армии, генерал-майор Пузырев, комендант 62-го укрепленного района, генерал-майор артиллерии Дмитриев, начальник артиллерии 4-й армии, генерал-майор Лазаренко, командир 42-й стрелковой дивизии, генерал-майор танковых войск Пуганов, командир 22-й танковой дивизии…

Д. ЗАХАРОВ: И как же получилось, Иммануил Григорьевич, что ни один из этих высокопоставленных лиц не взял на себя…

И. ИОФФЕ (по тел.): Так вот до сих пор мы еще не можем ответить на вопросы, это загадка и тайна. И вот фактически, что капитан руководил обороной Брестской крепости, между прочим, из Подмосковья, Московской области Иван Зубачев. Потом он попал в плен тяжелораненым, не погиб, потом в концлагерь, в 44-м году его. Значит, тут рассказывается, что вот эта танковая дивизия, которая вроде бы стояла, она стояла у самой границы. Речь идет тут, мы не можем полностью ответить, но это загадка. На 100 процентов ответить, почему оказались капитан и полковой комиссар. Я не согласен, например, с Суворовым, который пишет, что его просто взяли, чтобы вообще показать роль партии. Это не верно, это на самом деле так было.

Источники информации и фотографий: ru.wikipedia.org, echo.msk.ru, painting.artyx.ru, shkolazhizni.ru, brestobl.com, ru.wikipedia.org

0 коммент.:

Отправить комментарий

Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет Яндекс цитирования